?

Log in

No account? Create an account
13 Октябрь 2014 @ 00:58
Сегодня, 13 октября 2014 года, слушал, как опадают листья. Было тихо, совершенно безветренно. Там, за лесом, шумела дорога, но все равно было тихо. Листья отрывались от держащих их веток и падали вниз, громко стукаясь о другие ветки. Их было мало, и каждый лист было отчетливо слышно. Их вообще мало, тех, что решаются отправиться в свой первый и последний полет самостоятельно, без посторонней помощи. Большинство долго готовится, засыхает, меняет цвет, но так и не решается. И лишь налетевший порыв ветра или же дождик бросает листья навстречу тому желанному, но неизведанному и оттого пугающему, чего они ждут всю свою летнюю беззаботную жизнь. Ждут, оставаясь на месте.
Было тихо, хорошо и немного грустно. Наверное, как раз один из таких моментов, ради которых стоит жить. Ведь это лишь для листьев единственный их полет - главное событие жизни. То ли счастье, то ли трагедия. А скорее, и то, и другое вместе. И похоже, не нужно ожидать от нее таких судьбоносных счастливых событий. Если они происходят, и жизнь при этом не кончается, а только раскрывается с новой стороны (ведь не листва же мы, в конце концов!) - это прекрасно. Но из дней, подобных сегодняшнему, из этих маленьких фрагментов она и складывается. И мы можем либо проходить мимо, не замечая их и тщетно ожидая чего-то большого и прекрасного, либо складывать эти маленькие радости в копилку своей жизни. На которой, быть может, со временем и получится, пусть не вполне верной рукой, может, кривовато, но вывести слово "счастье".
 
 
14 Октябрь 2010 @ 19:40
Замечательный фотопутешественник vovsun разместил фоторепортаж о Корсике. Ну красота же!
Но где-то, что-то...  такое я видел. Во! Таки вспомнил! И, покопавшись в архивах, нашел.
Крым через мыльницу как он есть. Специально подобрал почти аналоги. 















 
 
21 Август 2010 @ 03:12
Сон интересный. Все помню. Чуть досмотреть. А-а-а-дж! Fire! Fire! Пиу-у-у! Дж! Дж! Никитка на улице, сосед по диагонали, батарейки никак не сядут. Сейчас-сейчас... сон уже кончается. Тыдык! Тыдык! Полковник гостевой домик строит, прямо по голове - "Таврия" с украинскими номерами спешит все сделать в срок. Растянуть все суставы. Глаза сейчас уже раскрою. Нет... А, вот, получилось. Спина... Доброе утро! А где лес? Спрятался за смогом. Пахнет буржуйкой. Закрыть все окна, хоть и поздно - надо было ночью. Еще утро. Уже 30 градусов. Ветра нет и не будет. Вода. Кофе. Зубы. Ваня, заправь постель! Любое общественно-полезное движение заливает тело липким едким потом. От него на пузе прыщи, или что там. Трудовые. Но Света сказала,: это от того, что печень не справляется и надо ей отдохнуть. Как-то сразу поверил и не вступил в дискуссию. Скважину высосали до центра земли. Кран икает, но воду не дает. Плеснуть в морду и на спину из рукомойника. Дошел до полотенца - можно возвращаться, и все заново. На закопченое солнце можно смотреть без очков. Ваня, зубы почистил? Чертовы зубы! Эй, хозяин! Металлолом есть? Вот ведь, все нипочем! 33 градуса. Вести столицы. Мэрия просит автовладельцев пересесть в метро, дабы не усугублять. Ха-ха! Там уже месяц как все усугублено. Чрезвычайное положение. Алё, как у вас там? Возвращайтесь в Москву, тут раздуло. Ну да, зато на подоконнике яичницу жарить можно, а ночью сталевары вспоминаются. Лучше уж вы к нам - у нас ночью, когда не 28, то всего 25, и в трусах на улице хорошо уже к полуночи. Обеденный подвиг по поеданию пищи на жаре. Еда - это тоже труд с повышенным потоотделением. Надо пить воду. Выпитая вода сразу лезет наружу. Пить нельзя. Но надо. Проблема решается только неподвижной горизонталью, пока спина не намокнет от контакта с поверхностью. Н-н-н-е-е-е-е-ет! Ннн-нн-н-е-ее-еее-ее-е-э-т! Сосед по другой диагонали забор ставит. Н-нн-н-е-еее-ее-е-е-т! Электрорубанок - самый непокладистый инструмент. Н-ннн-нн-не-е-е.... Стоматологи, итить! Витя, не брызгайся! Витя, не орать! Не ныряй! Соседская бабушка, как всегда, начеку. Вяло размышляю, что в бассейне еще делать. Арбуз комнатной температуры. То есть, горячий. Про овощи сказали бы "припущенные". 38 градусов. Очередной рекорд, уже не трогает. Москву снова затянуло, только еще хуже, вообще ни черта не видать. Не, не поедем. Скоро в школу, дожди, все потухнет и замерзнет, тогда насидимся еще. Да, о чем сон-то был?








 
 
Если кто в курсе, то следующий абзац можно смело пропустить.

А кто еще не знает и верит в легенды про волшебника Мерлина - приключились у нас в истории 75 лет, когда не кроссовки бегали за покупателем, а строго наоборот. Ну, поначалу бегать было вообще без толку - не было их нигде совсем. Не придумали еще. Потом придумали. Но все равно не было. От того, что не у нас придумали. Потом даже стали делать из какой-то ужасной слоновьей кожи. По цвету они чудесно подходили к девичьей школьной форме. Была такая -коричневого цвета под фартучек. Сочеталось как бы. Чем многие зачем-то пользовались. А может, и не они сами, а их родители за завтраком подсказывали. По виду тапки смахивали на те, что теперь дают в боулингах, дабы спортсменки шпильками дорожку в дуршлаг не превратили. В общем, красиво где-то.

А потом случился великий прорыв. Фирма Адидас построила здесь фабрику и ну выпускать свое чудо обувного спортивного искусства. При удачном стечении обстоятельств, отстояв в очереди часов пять, можно было за тридцать рублей отхватить чудесную обувку, обладатели которой пользовались повышенным интересом у девушек и завистливым уважением у товарищей.
источник otdam_darom
Была, правда, одна недоработка у наших немецких друзей-капиталистов, наивно доверившихся отечественным производителям. Кроссовки Адидас беспардонно красились. И уже на ноге цвет обретал свою окончательную стойкость и легендарную надежность. Но это не многих останавливало. Один мой знакомый, счастливый пользователь модной обуви с тремя полосками, в студенческом лагере в начале лета попал под дождь. После чего все три смены со своими синими ногами даже на пляже имел неоспоримое конкурентное преимущество перед другими жаждущими студенческой любви.

Несмотря на все плюсы подобного самопожертвования, синие ноги мне не нравились, и фабрика Адидас осталась без моей тридцатки. Дело было бы плохо, не привези мне тетка кроссовки из Болгарии. Страшные, но Ромика.

Не прошло и семи лет, как потребовались новые. И тут как раз случился еще один прорыв. На этот раз в солнечной Молдавии, тогда еще не независимой. Молдаване - они такие молодцы, ну прямо как китайцы. Взяли - и построили кроссовочную фабрику.

Самое приятное - кроссовки были моего любимого белого цвета. И тоже с полосками. Правда, с двумя и разноцветными, но это не важно. Они не красились! Я очень не люблю очереди, но за белыми кроссовками  был готов постоять. Давали две пары в руки. Их и взял. Кто его знает, будут ли еще через семь лет белые кроссовки! По тридцать рублей.

И тут такое дело. Решил я вдруг, что через семь лет найду себе другие. Удобные и красивые. А эти загоню - деньги пригодятся уже сейчас. Коктейли-то по рубль шестьдесят в баре, как минимум, а брать два надо, даже для начала.

Так что пришлось сорок просить: зря, что-ли, инвестировался и по очередям шарился! В общем, встал между этажей в универмаге Будапешт. Что в Кузьминках у метро и никакой теперь уже не Будапешт, а сборище каких-то супермаркетов. Там таких прожженых спекулянтов уже с десяток переминалось. Стою, товар лицом демонстрирую, мелкосовковую сущность подавляю в угоду грядущим рыночным отношениям,. Тетенька какая-то подошла. А как узнала про цену, так прямо без примерки коробку у меня из рук потащила - сразу ясно, что в Болгарию у нее никто не попал. Тут коллеги куда-то стали растворяться, но из-за жажды наживы я не разобрал момента. А как свои четыре червонца получил и уже хотел было восвояси, так нас обоих под белы рученьки-то и загребли.

В милиционерской тетка в слезы, тут же про сорок рублей-то все и выложила. Она, правда, зачем-то надеялась, что ей кроссовки отдадут, но ей и деньги не вернули.

Теперь самое время пропеть оду советскому правосудию, его оперативности и отсутствию лишней волокиты - куда ныне до того! То есть, я почти засобирался шнурки сдавать и в КПЗ ночевать привыкать. Ан нет, сразу по составлении протокола - нас в самый справедливый советский районный суд! А  через полчаса-час я уже щурился на солнышке на крыльце суда, прощаясь со своей новой товаркой и собираясь домой.

"...приобрел кроссовки по цене 30 руб.... продал за 40 руб. гражданке... в результате чего получил наживу в размере 10 руб... чем нарушил статью... и статью... приговаривается ... к штрафу в размере 100 руб. и изъятию предмета спекуляции в доход государства."

Уф! Это сладкое слово Свобода!

Ко времени правонарушения я уже работал в НИИ по секретному перекладыванию бумажек. Туда и пришла копия судебного постановления. Секретная секретарша директора не понесла ему постановление для принятия мер, а отдала его мне и много смеялась. Поэтому я не лишился премии и из комсомола ушел добровольно и позднее. Так что не только кроссовки Адидас помогают в жизни! И еще с тех пор я прекрасно понимаю нужность секретарского труда.

А иногда я достаю эту бумажку и грущу об ушедших временах. Но тихонько, чтоб они ненароком не услышали и не захотели вернуться.

P.S. Если какие шпионы захотят выведать у меня по сходной цене всякие секреты, то никакая моя спекулянтская сущность им не поможет, и даже пытать меня - только силы, нервы и время потратить. Так получилось, чего уж тут. Может, в другой раз.
 
 
24 Июль 2010 @ 02:26
-Дорогой хозяин! В знак моей бескорыстной любви прими, о мудрейший из мудрейших, о добрейший из добрейших, средоточие всех человечьих и кошачьих достоинств, мой гуманный всепрощающий повелитель, величайший знаток кошачьей психологии, лучший друг всех кошек Российской Федерации, самый чуткий чесальщик за ухом, способный не отвешивать моментального пинка за выпущенные от счастья в твое тело когти и пр.пр.пр.

-Короче, Леся, что хотела?

-О, властелин девяти жизней, о сияющий вождь отряда кошачьих московского региона, о...



А, понял. На полу лежала слегка придушенная мышка, жалобно попискивая и вертясь вокруг своей оси. Я флегматично поглощал на веранде колбасу, воспользовавшись наступившей наконец ночной прохладой, возбудившей нормальное человеческое желание поесть. Поверх колбасы я укладывал в рот свежий ароматный черный хлеб, и запивал все это великолепие красным сухачом из пакета. Произведенным, если верить надписи, прямо в Италии, а не как обычно, на 4-м километре Донинского шоссе. За что и был выбран на запивку. Букета не ощущалось вовсе, но не особо и требовалось - и так было очень хорошо. От свежести полночного воздуха, принесшего облегчение от тридцатипятиградусной жары, от простой сельской еды (ну, условно, конечно: чем богаты - тому, как говорится, по-городскому и рады), дачного всеобщего расслабона и чертовски приятного ощущения от простого бесцельного сидения без оглядки на время...

Так как я продолжал поедать колбасу, не прельстившись свежатинкой, разогретая перед вручением мышка, дабы не простаивала, была приглашена поучаствовать в корриде по-кошачье-мышачьему. Приблизительно с тем же распределением шансов. Поскольку я присутствовал на испанской корриде, когда бык радостно поднял на рога тореадора, отомстив ему за всех своих собратьев, я знаю, что шансы есть у всех. Увы, они неравны. Но если в Испании это был шок, до трясучки в руках накрывший задолго до акта справедливого бычьего возмездия, то ныне жара и колбаса с холодным вином лишили меня остатков былого гуманизма. Посему наблюдения за предсмертными игрищами трогали куда меньше хлебно-колбасного аромата.




Дожевав бутерброд и отхлебнув столового, вспомнил далекое детство. Абхазия, деревня, классический южный двухэтажный дом, балкон на втором этаже. Внизу хозяин рубит башку курице. В ответ она, фонтанируя красным по белым перьям, отправляется в свой последний путь. Бегом, чтобы успеть пробежать по всем любимым дорожкам во дворе. Не успевает. Хозяин, ворча, откладывает топор и отправляется по следу на поиски упущенной птицы, дабы никто не опередил.

Есть у меня знакомый, классический айтишник из сотовой компании. Весь в интернете, от жизни удален на приличное расстояние. Так вот этот айтишник по выходным стал разводить у себя на даче перепелов. Диетические яички, автопоилки-кормилки... уже гуси пошли, собирается цесарок развести. В планах даже страусы!

И ничего, бошки гусям беспроблемно отсекает!

Может, так и надо? Без излишней городской жеманности и страданий "птичку жалко" и "я ее теперь есть не буду"?

-...о прекраснейший из хозяев, чья доброта...



Мда. Коррида закончилась безрезультатно. Да и цель-то у нее была одна - не дать подарку сбежать, пока я отвлекался на генно-модифицированное безобразие в форме колбасы. Ну люди, что уж теперь - им многое приходится прощать!

Убедившись, что я, наконец, приземлился после своих далеких размышлений, Леся закончила пламенную речь, отпустила мышку, отвернулась и более не проявляла к ней ни малейшего интереса, всецело поглощенная окружающей ночной жизнью и не реагируя на мои справедливые призывы разобраться с дичью самой. Понятно, в общем: отдарился - и свободен!

Спасибо, дорогая, за любовь и заботу. Я знаю, что это от чистого сердца. Но совком я все же воспользовался, пока ты не видела. Прости.
 
 
 
"..молочная диета
благотворна для поэтов"



Мери Поппинс, до свидания
Сейчас ни один крупнотоннажный западный мультфильм не обходится без каких-то режиссерско-операторских трюков, понятных только тем, кто в курсе. Дети за основным сюжетом и внимание не обратят, а взрослые, те, что "в теме", посмеются, оценив тонкую шутку, пародию на какой-то фильм, манеру исполнения или человека, аллюзию. Хороший прием.

Все, конечно же, знают чудесную песенку про 33 коровы из замечательного семейного фильма "Мери Поппинс, до свидания", вышедшего в прокат в уже далеком 1983г. Любимый всеми возрастами веселый, добрый и музыкальный фильм сразу завоевал небывалую популярность, которая не снижается до сих пор. Как и песни Максима Дунаевского из фильма, которые распевают и взрослые, и дети, и любители, и профессионалы.

В фильме песню "33 коровы"  поет Мистер Эй, этакий бунтарь-то ли хиппи в душе, то ли еще кто, но в любом случае явно резко контрастирующий с окружающей его средой. Той, что называют опорой стабильного государства. Мистер Эй находит общий язык лишь с детьми, существами до некоторой поры еще свободными от мелкобуржуазных замашек. В общем, понятно, что Мистер Эй - не такой, как все.

По сюжету дети несут Мистеру Эй в его комнату стакан молока, а он про это самое молоко поет. Вот тут-то самое интересное и можно разглядеть. Что за плакат у него в комнате на стене?

А это постер фильма "Invitation au voyage (Приглашение к путешествию)", который снял француз Peter Del Monte по роману Jean Bany  "Я, моя сестра". Фильм вышел в прокат годом раньше и успел номинироваться в Каннах на Золотую пальмовую ветвь в категории "Лучший кинорежиссер" и получить приз "за наибольший художественный вклад" по части операторской работы.

Приглашение к путешествиюКстати, в 1927г. во Франции уже выходил немой фильм "Приглашение к путешествию", режиссер которого Germaine Dulac была вдохновлена стихотворением Шарля Бодлера "Приглашение к путешествию".

У меня есть все основания полагать (скоро вы поймете, почему), что наши авторы вдохновились в своем творчестве тем же самым стихотворением Бодлера. Между прочим, из скандального и шокировашего публику сборника "Цветы зла" (1857-1868), за который в свое время он был даже оштрафован "за нарушение норм общественной морали".

Вообще, стихотворение оказалось на редкость вдохновляющим. Еще в 1870г. его положил на музыку французский композитор Henri Duparc. Произведение достаточно хорошо известно и исполняется многими вокалистами. Однако сейчас нам это ничем не поможет (как, собственно, и упомянутое немое кино 1927 года), поэтому вспомним еще одно исполнение (так как оно с переводом, что весьма кстати).

Может, кто еще помнит, что в 1976г. в СССР вышел великолепный альбом Давида Тухманова "По волне моей памяти". Кто и про Тухманова ничего не слыхал (о, Боже!) - это тот самый, кто написал песню "День победы". Ну, а кто и про...  В общем, ладно.

Так вот, там Александр Барыкин спел песню "Приглашение к путешествию" на стихи Шарля Бодлера в переводе И.Озеровой.




Почему я о нем вспомнил? Во первых, потому что альбом очень хороший и в некотором роде исторический, и о нем разговор будет отдельный. А во-вторых,
потому, что именно перевод Озеровой, по моему мнению, наилучшим образом подходит к содержанию фильма про путешественников (а их, переводов, не меньше трех).

Итак, краткое содержание.

Главные герои, влюбленные, - близнецы, брат и сестра. Уже круто, правда? Идем дальше.
В начале фильма девушка спрашивает братца: что ты будешь делать, если я умру? На что преисполненный отнюдь не братской любви братец отвечает без лишнего пафоса: да я оживлю тебя!

Естественно, после таких слов по всем законам жанра девушка должна умереть. Так и есть, по воле рока она погибает, настигнутая электрическим разрядом, в... молоке. Убитый горем брат-любовник поступает нестандартно. Он запихивает возлюбленную в футляр для контрабаса, грузит все это хозяйство на крышу авто и отправляется путешествовать куда-то на юг Франции.  Да, и не забыв прихватить с собой то самое злополучное молоко.

И вот так он разъезжает по городам и весям, таская за собой футляр, встречая странных людей и совершая странные поступки. Путешествуя, размышляя и переосмысливая жизнь, он попивает свое молоко смерти. И... постепенно превращается в свою невинно убиенную возлюбленную, тем самым как бы исполняя свое обещание насчет оживления.

Вот такое недетское кино.

А вот и Шарль Бодлер со своим "Приглашением":

Дитя, сестра моя,
Уедем в те края,
Где мы с тобой не разлучаться сможем.
Где для любви - века,
Где даже смерть легка,
В краю желанном, на тебя похожем. (фрагмент)

Ну, и теперь настала пора вспомнить то,  с чего мы, собственно, и начали: веселый добрый семейный фильм "Мери Поппинс, до свидания". Ведь это именно в нем съемочная группа (экие шалунишки!) ненавязчиво показала плакатик про  невеселый и явно несемейный фильм из разряда "кино не для всех". А добрый или нет - сами решите.





оригинал статьи здесь: Музпросвет в мыслях
 
 
02 Май 2010 @ 01:24
Я утопил телефон. Не сегодня. В прошлом году. Я вылавливал сына из Москвы-реки, где он болтался, не удержавшись за катером на водных лыжах. Мой техничный ум придумал положить телефон в нагрудный карман, подальше от воды. Ну это правильное решение, если стоять по стойке смирно навстречу водной стихии. Перегнувшись через борт катера за плавающей лыжей, я столь же технично отправил телефон на встречу с речными мутантами, получившими в результате неограниченный доступ ко всем моим контактам. Сделав телефону ручкой, я вытащил сына, который чуть не расплакался, потому что телефон был его. Я попросил попользоваться им - мой незадолго до этого сломался. 
Если точнее, дело было так. Я напился. Ну вот так вышло. Видимо, так надо было. В итоге моя взгрустнувшая душа попросилась на волю, в пампасы. Я не отпустил, но провел краткий сеанс психотерапии - достал на улице из штанины свой телефон, хорошенько размахнуся и совершил некое метафизическое движение, высвободившее наконец накопившуюся внутри негативную энергию. Полегчало всем, кроме телефона.
После этих катаклизмов я ходил со старой звонилкой, а сыну купили новый.
И вот сегодня по случаю надвигающегося дня рождения - сейчас понтово говорить днюха - решили мне прикупить новый.  Motorola VE66. Хороший слайдер. Камера 5 мегапикселей, ничего лишнего и на глаз приятен.
Пока вокруг раклетницы отмечали первомай путем жарения колбасок и плавления сыра, он заряжался.
Увы, порадоваться чудесам современной связи так и не удалось - экран напрочь отказался включаться. Вместо этого включился фонарик, и ни в какую выключаться не хотел. Фонарик за 200 с лишним баксов мне не нужен, и я решил позвонить на этот аппарат - вдруг заработает чего. И да, в ответ он адреналиновым голосом проорал мне "хелло, мото!". Но экран так и не включил.
Вдоволь понажимав всяких кнопочек и наслушавшись звуков далеких галактик, я стал, не солоно хлебавши,  убирать его в коробку. Тут  телефон очнулся, опять мигнул своим дурацким фонариком и женским голосом попросил меня ввести какую-то голосовую команду.  Я не стал спорить, скомандовал ему отправляться в жопу и навсегда вытащил аккумулятор, раздосадованный для такого светлого дня сверх всякой меры. Гудбай, мото!
Вот так далекие империалисты подпортили праздник трудящимся.
 
 
30 Апрель 2010 @ 03:07
Стояла ночь, город почти спал, было странно тихо для нашей железнодорожной улицы. Еще более странно было видеть, как Он бесшумно, без привычного рева, спрыгнул с бордюрного камня и выкатился со двора.
Когда, понуро волочась на веревке за прибывшим за ним бумером, Он молча удалялся по улице прочь, задул сильный ветер. А может, и не такой сильный, и мне только показалось. Но глаза у меня вдруг заслезились. У меня так бывает, на ветру только очки спасают, горнолыжные, к примеру, или солнечные. Но была летняя ночь, так что очков-то у меня как раз и не было, ни солнечных, ни горнолыжных. Сказать по правде, и насчет ветра я теперь не вполне уверен.  Ну, тогда, может, соринка какая попала...
 * * *
ЗАЗ модели "Ушастый" достался мне по случаю. К тому времени мир уже испугали испуганные лица членов ГКЧП, и Белый дом как раз готовился к расстрелу. Поэтому "Запорожець" автоматически стал самой доступной иномаркой в России. Его прошлый хозяин как-то быстро поднялся на торговле металлом, и купил себе что-то подобающее своим новым доходам и тому феерическому времени, когда в народе кляли еще Гайдара, а не Чубайса, но очередному застреленному банкиру уже никто не удивлялся.


А Ушастый, помариновавшись зиму под снегом, достался в итоге мне всего за двести баксов. Конечно, тогда это были несколько другие деньги, чем ныне, но все равно цена непомерно радовала.  Сделка созрела как-то спонтанно, денег под рукой не оказалось, и моя супруга взяла на него ссуду в своем банке.  Председатель Правления долго смеялся, сопоставив сумму и цель кредита, и для пущего соответствия предложил написать в заявлении, что деньги берутся "на покупку стула".

Хозяин Ушастого был наездник, потому состояние Ушастого оставляло желать лучшего. На радостях я даже не обратил внимание, что машина была перевертышем - то есть, когда-то ложилась на крышу. Как потом оказалось, это был не последний сюрприз, о чем немного позже.

   Однако его удалось завести почти сразу, и я покатил домой, счастливый до одного мягкого места.

Тут, кстати, будет весьма уместно вспомнить еще одно его имя - Жопик. И как же ему подходило это ласковое прозвище! Из-за официального названия, произнесенного на слегка беззубый манер, из-за заднемоторной компоновки (с моторным отсеком, кстати, чертовски смахивающим на поршевский того времени),  из-за необходимости постоянно что-то делать с ним... Да мало ли из-за чего еще! Жопик - он и есть жопик!

Вообще-то, так ласково его называли только те, кто был в теме, находясь с ним близких отношениях, порой даже в некоем духовном родстве. Сейчас это звучит несколько странно, однако раньше автомобиль доставался среднестатистическому хозяину куда труднее и значил для него гораздо больше. И приписывание ему неких одушевленных черт, общение с ним как с живым существом было вполне в порядке вещей в среде настоящих автолюбителей. В чье мужественное сообщество вступил и я, совершив такую бесстрашную покупку.

Публика же, в повседневной жизни далекая от шедевра украинского автопрома, называла его просто, грубо и неженственно - Запор.

С таким неуважительным прозвищем я был категорически несогласен.  Мой Ушастый, несмотря на своё акробатическое прошлое, не менявший боевую окраску, тоже. В техпаспорте в графе цвет у него стояло обыденное "темно-желтый". На самом деле краска эта называлась вполне поэтически "золотое руно". В широких массах преобладало мнение, что цвет "поносный", или же более эстетское - "цвет детской неожиданности".  Так что у кого как, но у меня это точно был ну никак не "Запор".
* * *
Моему Ушастому жопику на момент покупки было уже прилично за десять лет, и он был лишь на три года младше нашей первой машины в семье. Купленной, когда мне было всего 10 лет. Конечно же, точно такого же ушастика, только бескомпромиссно пожарного цвета.

 Машины в магазинах раньше не продавались, там они лишь красиво стояли. Право отдать за авто деньги и забрать покупку давала лишь заветная бумажка-извещение. Она свидетельствовала о том, что перед вами избранный, которому доверили один из трех авто, выделенных по разнарядке на год на контору из тысячи человек. Отец, получив-таки автомобиль на работе по очереди длиной лет в триста , на радостях собрал у нас дома всех своих сослуживцев на банкет, чуть не парализовав работу предприятия. Те, выпив за новоиспеченного автолюбителя, тут же принялись подначивать его по поводу сохранности под окнами нового члена семьи. В ответ отец поминутно вскакивал из-за стола и подбегал к окну, проверяя своего красного красавца на предмет угона, и потом возвращался, укоряя подвыпивших товарищей за однообразные шутки и пряча для проформы гордую улыбку.

Угона так и не случилось. Но в пятую ночь беспокойного сна кто-то свинтил обе фары, проведя что-то вроде боевого крещения.

Пришлось ехать в магазин автозапчастей, которые, конечно, были и тогда в Москве, причем даже несколько. В отличие от запчастей в них. Поэтому после безуспешных поисков  поставили фары от ЗИЛ-130, был такой легендарный самосвал. Неплохо подошли по размеру, кстати.

После этого происшествия квартира наша превратилась в лабораторию по испытанию новейших систем радиосигнализации, бесконечные варианты которых с антеннами, мигающими лампочками и сиренами паялись и перепаивались с посильной помощью журнала "Радио".

Пока наш семейный автопервенец получал за столом свое первое боевое крещение путем тщательного обмывания, отец дал мне ключи, и я пошел во двор посмотреть машину. Я сидел за рулем, трогал торчащие там и тут несуразные кнопки и рычажки, вдыхая непередаваемый запах дермантина на дверях и сидениях. Запах новой машины. И никак не мог уложить в голове, что это чудо техники теперь наше, и мы вот так запросто можем сесть в него и поехать, куда захотим. И это был настоящий восторг.

Восторг от нашего красного красавца я испытывал еще не раз.
И когда отец впервые после обкатки разогнал его до ста с гаком километров в час, а я сидел на заднем сиденье, что-то кричал ему сквозь рев могучего  сорокасильного агрегата, и тыкал пальцем в наклейку на заднем стекле с цифрами 7 и 0 в кружочке. Я смеялся от радости, боялся, и от этого еще сильнее смеялся.
И когда вскоре на каком-то пикнике на речке отец вручил мне ключи и просто сказал: "садись". После пары кругов по полю я вылез из машины и чуть не упал, потому что  дрожащие от волнения и напряжения колени не хотели держать мое счастливое худое тельце автоводителя.
И когда мы заколачивали салон спальными принадлежностями и собой поверх них, потому что в смешной багажник умещалась лишь палатка да пара сумок, и отправлялись в очередной круиз. Таким образом мы ездили и на юг, и на Украину, объездили всю Прибалтику.

Сейчас в Крым я еду в один заход. При такой спешке даже пописать можно, только совместив это дело с уплатой штрафов гаишникам.
Раньше жили неспеша. Дорога до Крыма с двумя ночевками, когда можно спокойно выбрать самые удобные и красивые места для стоянки, давала совершенно иные впечатления - отдых начинался сразу по выезде, а не после того, как выпадешь из машины с отваливающейся спиной в точке назначения и отоспишься.
* * *
С тех пор прошло более пятнадцати лет, и вот я, молодой перспективный менеджер известной в ту пору в Москве  любому компьютерщику компании, семейный человек, сижу среди тех же самых нелепых рычажков с теми же ощущениями, и тоже не могу уложить в голове, каким образом от глубокого детства меня отделяет всего лишь три года разницы в графе "год выпуска" техпаспорта.

По документам Ушастый разгонялся до 120 км/ч.  Автолюбители обычно любят позаливать насчет того, до какой скорости они разгоняются свыше паспортной. Владельцы Запорожцев - не исключение. Как всегда,  врут либо они, либо их спидометр. Но надо сказать, что и 120 на Запорожце - это совсем не те 120, что на Жигулях. И уж совсем не те, что на иномарке из Дальнего Зарубежья. Люди, которые все же хотят что-то чувствовать на дороге, кроме комфорта, покупающие для этого заряженные импрезы и прочие понтовые эво-лансеры за несмешные деньги, напрасно выбрасывают их на ветер. Если вы хотите настоящего драйва, купите Запорожец и разгоните его хотя бы до сотни по мокрой трассе. Потом обсудим, где ощущения шумахеристее. 

Конечно же, я тоже не удержался. Как-то, отправившись в одиночку с дачи домой, я встал на трассу и вдавил  гоночную метеллическую педаль в пол. Разогнавшись, я вышел на левую полосу , и пошел считать вареных дачников.

Мотор рычал, душа пела, я, наверное, тоже, километры летели за спину, наматываясь на крутые шины марки Мишлен, привезенные мне тестем из Мурманска. Тогда был такой бизнес - Европа радостно избавлялась от проблемы утилизации бэушных покрышек, а мы - от проблемы их отсутствия.

Вдруг скорость начала падать, дачники один за одним пошли отыгрываться. До них мне, в общем-то,  дела не было, но ощущением полета я еще не насладился. Однако педаль давить было уже некуда, а скорость подозрительно падала, поэтому метров  через пятьсот мне пришлось, растолкав всех, пересечь по диагонали два ряда и остановиться.
После победного рева в салоне воцарилась гнетущая тишина. Было похоже, что звуковые колебания исчезли из природы как физическое явление.
О нет, только не это! В душе еще теплилась надежда, и я снова включил стартер, надеясь завестись или хотя бы просто крутануть мотор.
Увы, худшее случилось. Мотор намертво заклинило. Минута гоночной славы закончилась, и в финал я не попал.

Вечерело. До дома оставалось километров 60. Следующие двадцать минут я провел в смиренных молитвах всем богам, которых только знало человечество. Потом я дрожащей рукой взялся за ключ зажигания, глубоко вдохнул, и повернул его.

О, боги! Вы услышали и оценили всю глубину и искренность моих призывов!
Смачно икнув, подостывший мотор провернулся и мерно застучал доселе неслыханным мною стуком. 
А нет, я слышал такое. Когда проходил в поезде между вагонами. Вот если представить, что поезд летит на полном ходу,  а стыки между рельсами каждые пару метров, то будет похоже.
Делать нечего, заночевать хотелось дома. Поехал, распугивая окрестных птиц.

Доехал!

Переборка двигателя по цене была сопоставима с ценой всего авто. Денег было жалко, и было интересно посмотреть, что там внутри. Посему я свинтил с мотора все, что можно было свинтить навесного, отсоединил его от коробки передач и... на руках оттащил домой. Нет, я никогда не был чемпионом по поднятию тяжестей. Просто такой мотор.

Дома я водрузил его на полированный стол, подложив тряпицу, и разобрал совсем. Вот тут-то меня и ожидал главный сюрприз.

Одной из главных деталей двигателя является коленчатый вал. Это такая тяжеленная кривая штуковина, которая поступательное движение цилиндров превращает во вращательное, которое, в свою очередь, через коробку передач передается на колеса. Шатуны цилиндров соединены с коленвалом через подшипники, так называемые вкладыши, миллиметров пять толщиной. Их не было. Вместо них внизу валялись тонкие листки фольги, хоть шоколадки заворачивай. Вот так мотор на протяжении 60 километров работал в качестве прокатного стана.

Но сюрприз не том, что к дому я подъезжал на моторе с сантиметровыми зазорами там, где они измеряются обычно сотыми долями миллиметра. Всем известна поговорка: не подмажешь - не поедешь. Вы удивитесь, но она не только про наше государство, но и про моторы тоже. Без смазки мотор долго не проживет. Так вот, коленвал крутится в двигателе на трех опорах-подшипниках, в которых просверлены отверстия для поступления смазки по специальным каналам. Во время разборки я отыскал причину дорожного инцидента и понял, что я в недрах мотора не первый. Да так отчетливо понял, что глаза на лоб полезли. Средняя опора была установлена задом наперед. А значит, два из четырех цилиндров не первый год работали всухую, без смазки! И я об этом, возможно, так и не узнал бы, соблюдай я скоростной режим!
Это, собственно, к вопросу о надежности.

Пять раз все перепроверив и наконец  убедив себя, что я действительно не ошибся, а ошиблись другие, приступил к сборке.

В процессе сборки нужно было цилиндр соединять с шатуном при помощи "пальца" - полированного цилиндрика, который нужно было загнать в отверстие. И который туда не загонялся ни под каким предлогом. Никакого специального оборудования, кроме мозгов, у меня не было, даже тисков, в которых их можно было простимулировать.
Но я придумал. "Палец" (не мой, а металлический) я засовывал на полчаса в морозилку, а тем временем в духовке разогревал цилиндр. Первое, согласуясь с физическими законами, сжималось, второе - расширялось. Потом я быстро все доставал, легкий удар молоточком, тюк! - и все готово! Через минуту соединение держало намертво.

Через два дня мой красавец после капремонта был готов к новым свершениям.

Совет директоров компании, в которой я работал, обычно заседал за круглым столом на первом этаже здания на тихой уютной улочке. И регулярно, покачиваясь в кожаных креслах, любовался процессом моей парковки прямо напротив их окон. В итоге мне стали набрасывать сто долларов "на бензин", а потом и зарплата пошла вверх.

Приезжать на работу на этаком рыжем чуде скоро мне стало по статусу не с руки, и я купил другую машину.   Однако Ушастый продолжал верно мне служить. Дело в том, что гараж мой находился аж в получасе ходьбы, а прогулки в недешевом костюмчике при нашей погоде, да по малолюдным местам, не всегда на пользу. Поэтому я с утра напяливал  пиджак от Зайцева, галстук от Валентино, прыгал в своего проверенного друга и ехал до гаража, где происходила смена транспортного средства.

Конечно, со временем эта чехарда мне надоела, я обленился и стал оставлять машину у дома.  После того, как почти год Ушастый пылился в углу двора с разряженным аккумулятором, стало ясно, что пора подыскивать ему нового хозяина.

В свое время у меня работал хороший парень, к сожалению, не доживший до наших дней. Потом он уволился и на новом месте поднялся до предправления банка, но понтов не набрался. Он-то и взял у меня мое рыжее чудо для своего младшего брата "типа поучиться", самолично забрав его ночью. За 150 долларов.

Проводив в темноту часть своей жизни и смахнув  набежавшую от ветра слезу, я отправился спать. А через неделю, добавив еще 150 долларов, купил велосипед.


P.S. А я понял, почему я именно Субару-Импреза вспомнил: ведь мой покупатель как раз и был счастливым обладателем ее турбированной звероподобной версии и дал как-то мне попробовать. Ну тоже ничего, конечно... Прихватывает со вкусом.  В общем, парень знал толк в машинах и собирал лучшее.
 
 
18 Январь 2010 @ 01:20

Вот есть странные люди, считающие, что Деда Мороза не существует. Что это выдумки взрослых. И многие так считают даже с детства. Я затрудняюсь указать точную причину такой аномалии. Скорее всего, причины в каждом случае свои.

Над кем-то кто-то неудачно пошутил, сказав, что его нет, а тот оказался не в меру доверчив и поверил. Кто-то не смог разобраться в своих истинных новогодних желаниях, запутался, растерялся, в результате получил на Новый Год не то, что хотел - и разочаровался. Кто-то вообще ни во что не верит, даже если и столкнется лоб в лоб. А кого-то - так и просто Фома зовут.

В любом случае мне всех их искренне жаль. Потому что для тех, кто не верит, Деда Мороза действительно нет. Если быть точнее, то их самих просто для Деда Мороза нет. Ну нет, и все. Они из другого мира.

Ну в самом деле, представьте: приходите вы к кому-нибудь на день рождения и поздравляете, или просто присылаете подарок. А про вас и говорят: да вас и не существует вовсе, это все выдумки взрослых. Каково вам будет вот так, ни с того ни с сего, уйти из реального мира, побросав все дела, друзей,  любимых родственников и попугайчиков?

Вот то-то и оно! И уж точно после такого никакие чудеса творить совсем даже неохота.

А Дед Мороз - он тоже и не истукан какой, и не машина по раздаче подарков. Ему внимание нужно. Вера.

И если даже он не успел придти к вам под Новый Год в удобное для вас время, чтобы послушать, какие вы тут еще стишки успели выучить - не расстраивайтесь, вы не останетесь без его внимания, пусть даже и не пообщаетесь лично. Проявите некоторую сознательность - время Деда Мороза хоть и растягивается до определенной степени, но ведь не бесконечно же! И, конечно, в первую очередь он спешит навестить самых маленьких, чтобы порадовать их. Ведь они самые маленькие, и их ни за что нельзя разочаровывать! А вы, взрослые детишки, местами даже дяди и тети, уж простите старика, коли не успеет добраться до вас, это совсем не повод усомниться в его существовании. В конце концов, разве сомневаются ваши родители или ваши друзья в том, что вы есть на белом свете, если вы закрутитесь и не навестите их? Конечно, расстроятся, может, поворчат немного, но ведь все всё понимают - такая у всех круговерть по жизни, что бывает трудно остановиться и подумать, что же в жизни главное, а что - преходящая суета. Чтобы не хвататься за все подряд.

Что же вы хотите от Деда Мороза, у которого нас миллионы, а помощников - всего-то одна блондинка на подхвате. Постойте, скажете вы. У него же своя резиденция, офис и всё такое. Есть, конечно, и свой офис, и даже офисные работники. Даже гараж есть. В котором, помимо парадных саней, куча автомобилей, без которых просто все дела не успеть.
Но только что с них взять! Нет, конечно, договорная работа и бухучет очень важны, но радость это приносит только многочисленным надзорным органам, и уж никак не малышам, бросающимся в надежде на каждый звонок к двери. А вы сами-то согласитесь, если к вам явится курьер, передаст подарок от Деда Мороза, да еще и расписаться потребует?
 
А еще знаете, что я думаю? Дед Мороз любит маленьких кроме прочего и потому, что они не сомневаются. Не смотрят недоверчиво и оценивающе, не пытаются дернуть за бороду, чтобы проверить, не приклеена ли она часом. Кому  понравится, если его будут дергать за бороду, не веря своим глазам!

Вместо этих дурацких попыток они, лишь заслышав из прихожей незнакомый басовитый голос,  уже волнуются, мечутся, суетятся, потом запинаются в разученных и отрепетированных вроде бы местах, глядя широко распахнутыми изумленными, а иногда и испуганными глазами на бородатое чудо в цветном халате, которое все-таки оказалось не сказкой.

Ну, в общем, вы поняли, как найти Деда Мороза.


 
 
12 Ноябрь 2009 @ 13:17

ИНСТРУКЦИЯ
РАССКАЗ



Иван Александрович сидел за столом в своем кабинете и работал, когда в окно постучали.

- Щас,- машинально ответил Иван Александрович, так и не вернувшись в реальность.

Документ, над которым он трудился, был не столь объёмен, сколь важен. Посему Иван Александрович был сосредоточен и не замечал ничего вокруг. Восседал он на маленьком и неудобном пластиковом стуле в позе коршуна, склонившегося над добычей. Впрочем, неудобства сей незатейливой садовой мебели, по недоразумению очутившейся в кабинете, он тоже не замечал. Изогнув дугой шею и спину, уткнувшись носом в лист бумаги, он творил.

Документ был почти готов. Осталось кое-что подправить и вписать заголовок. "Инструкция по пользованию..."

В окно опять постучали. Иван Александрович выглянул наружу.

У окна собралась и уже начинала галдеть очередь из трех человек в ожидании приёма.

Надо сказать, что кабинет, он же приёмная для посетителей, был очень удачно расположен на первом этаже дома в садовом товариществе, где Иван Александрович отдыхал от праведных городских трудов, попутно занимаясь нехитрыми (на недалекий взгляд среднестатистического обывателя-садовода) местными делами и утверждая известную мысль о том, что лучший отдых - смена занятия. Хотя на самом деле с приездом на дачу оно сменилось куда как в меньшей степени, чем место его приложения.
Приём дачников вёлся прямо через окно. Удобно, демократично и в ногу со временем, прямо как "служба одного окна" у коммунальщиков.

Заниматься этим Иван Александрович любил, поэтому без особой досады отложил свой очередной эпохальный документ и взялся за разбор текущих проблем просителей. В основном они касались оформления каких-то бумаг, справок и пропусков.

Давно известно, что не дело красит человека, а человек дело. И вот такое, для многих рутинное, занятие Иван Александрович вполне смог украсить, подходя к нему творчески, почти виртуозно. Все бумаги, выходившие из-под его пера, были лаконичны и точны. Никто не смог бы отыскать в них ни малейшего повода придраться или же, не приведи Господи, пожаловаться. Иван Александрович снискал заслуженный авторитет именно способностью быстро вникать в суть дела и находить верное решение вопроса. Клиенты очень редко уходили от него неудовлетворенными. Да нет, таких, пожалуй, и вовсе не было на моей памяти. А если кто-то и знает про случаи иного рода, то сообщите мне о том в срочном порядке. Я, уверен, непременно смогу объяснить, что и тогда всё было решено наилучшим образом, просто оптимальное решение не всем сразу доступно для понимания, увы!

Итак, дело шло. Быстро оформив нужную бумагу и поставив подпись, Иван Александрович безошибочно выхватывал из сваленных на столе штампов и печатей нужный образец и неповторимым в своей профессиональной красоте движением ловко ставил оттиск на документ. "Согласовано", "Не возражаю", и так далее. Список этих выверенных десятилетиями, отточенных до совершенства лаконичных и очень емких фраз весьма обширен, и каждый из нас в своей жизни непременно имел возможность оценить на себе их гениальную простоту и глубину.

После вынесения в печатном виде справедливой резолюции он добавлял свою личную печать, и посетитель уходил восвояси, заряжая ноосферу исключительно положительными эмоциями. Что удивительно, даже отказ обставлялся и оформлялся таким образом, что ни у кого не возникало и тени сомнения в том, что это единственно верное решение вопроса.

Через пятнадцать минут очередь рассосалась. Иван Александрович, помахав рукой последнему осчастливленному, собрался, было, закончить свою инструкцию и потом пойти на улицу подышать свежим воздухом. Но тут к окошку подошел соседский мальчик Витя.

-Витя, я занят, - несколько нервно произнес Иван Александрович, предчувствуя, что так легко не отделается.

Вите было семь лет, и он боготворил нашего героя. Чрезвычайно нравился Вите и его кабинет, поэтому всех встречных-поперечных он по поводу и без непременно спрашивал, видел ли тот "крутой кабинет" Ивана Александровича. И при любом случае старался попасть туда под тем или иным предлогом, а то и просто так, ловко пользуясь своей природной настырностью.

Как часто бывает в таком возрасте, витина привязанность не знала разумных границ, в том числе и границ прилегающего участка, где он жил. Что не могло не раздражать Ивана Александровича, как человека занятого и строгого, вынужденного ввиду своей чрезвычайной занятости дозировать общение с другими людьми.

Своего кумира Витя обычно с самого утра поджидал, стоя у забора, до его пробуждения. После завтрака же Витя вытаскивал из сарая стремянку, ставил у забора, забирался наверх и пел. Иногда он даже использовал звукоусиливающую аппаратуру, для чего вполне подходил огурец или еще какая ерунда продолговатой формы, смахивающая на микрофон. Так как витин голос отличался небывалой пронзительностью (бывают такие образцы голосов, что при небольшой выходной мощности вполне различимы на версту-другую вокруг), то и подобная примитивная техника помогала. Чему частенько удивлялись все соседи вокруг, правда, без должного энтузиазма.

Увы, его вокальные достоинства перекрывал досадный для всего дачного сообщества факт - витин репертуар не отличался продвинутостью и разнообразием. Основной упор делался на криво запомненный шлягер, в котором Гагарин отправлялся "на космос" под музыку, подозрительно напоминавшую песню про "путану-путану-путану", которая "ночная бабочка - ну кто же виноват". В результате местный суперхит, заодно с исполнителем, быстро достал всю округу. Что, впрочем, нисколько не смущало потенциальную звезду поп-сцены, очень перспективно для такой карьеры натренированную по части фильтрации всяких пустопорожних наездов своей бабушкой, одергивающей его по поводу и без с пугающей регулярностью, переходящей в навязчивость. Видимо, навязчивость эта весьма успешно и передалась любимому внучку, который мало-помалу начинал отражать бабушкины атаки, да еще и не всегда в особо уважительной форме. Что отчего-то каждый раз чрезвычайно изумляло бабушку, не очень хорошо понимавшую значение иностранного слова "адекватность". И отчего-то наивно ожидавшую от внучка безмерного уважения и почитания.

К счастью для большинства соседей, Гагарин отправлялся в полет всё-таки не каждый день. В дни вынужденного космического простоя его штатный певец тихой сапой заходил к Ивану Александровичу на участок и качался на висящих там верёвочных качелях. Вернее, по большей части не качался, а закручивался до самого упора, а потом готовился в космонавты, раскручиваясь в обратную сторону под запретительный инструктаж своей бабушки, со своего участка обещавшей Вите, что у того непременно должна заболеть голова. Хотя раньше должны были бы заболеть ноги, при вращении ритмично колотящиеся о столбы, на которых и висели космические качели. Впрочем, и этого не происходило. Болели изредка лишь головы жителей примыкающих участков от незатихающего щебетания юного дарования. И почти всегда - у самой бабушки.

Но оставим соседскую бабушку решать насущные педагогические вопросы на ее участке и вернемся к Вите и забору со стремянкой.

На той же улице жили ещё несколько ребят немного постарше Вити. Они тоже приходили покачаться на качелях. Иногда и Иван Александрович был не прочь пообщаться с ними. Правда, когда у качелей собиралось несколько человек, начинался форменный бардак, переходящий в свалку, и ни о каком порядке на участке речь уже не шла, что вместе с космическими песнопениями тоже не добавляло положительных эмоций Ивану Александровичу, и с чем он в ближайшее время как раз собирался разобраться.

Ребята эти, как ни странно, тоже любили заходить в кабинет Ивана Александровича, и он им даже время от времени придумывал и оформлял какие-нибудь документы вроде пропуска на участок или еще какие-то бумажки, которые они потом с гордостью таскали с собой или разъезжали с ними на велосипедах. Иван Александрович даже печать им ставил к их пущей радости.

Как только соседские мальчишки появлялись в пределах прямой видимости, Витя прерывал свою концертную программу на полуслове и молча просачивался на участок Ивана Александровича, чтобы первым успеть под шумок занять качели. Которые, как водится, либо не нужны никому, либо вдруг срочно требуются всем сразу.

Однако на этот раз творческое вдохновение сослужило Вите плохую службу - он так распелся, что упустил момент, и качели оказались заняты. Минут через пять подтянулся еще один претендент, а потом и третий. Витю ребята недолюбливали и при любой возможности старались от него избавиться. К тому же он был самый маленький в компании, так что ему ничего не светило. И он пошел к окошку приёмной, дабы попроситься в кабинет и тем самым конкретно утереть нос всем своим гонителям.

Иван Александрович зачем-то разрешил. О чем потом, правда, сильно пожалел. Витя, зайдя в кабинет, начал шариться по всем углам, мешая работе, а через некоторое время и вовсе не смог сдержаться и повел себя, мягко говоря, не совсем так, как приличествует в присутственном месте. Ему настолько хотелось поиграть с печатями, что он без разрешения вдруг схватил одну и начал шлёпать ей куда попало. И, конечно же, попало совсем не туда, куда бы следовало. В результате он был тут же изгнан из кабинета за порчу документов и создание нерабочей обстановки . Мало того, в процессе изгнания разыгравшийся Витя умудрился шлёпнуть печать даже на футболку Ивана Александровича. После чего, понятно, пробкой вылетел на улицу и направился к качелям, на ходу пытаясь свой уязвленный вид превратить в деловито-задумчивый.

А в это время у качелей шёл серьезный спор об очереди на них. Каждый старался протиснуться на сидение, попутно размахивая перед носом у остальных официальными бумажками, у кого какая была. Так как никто уже не хотел проявлять должного уважения к документам и разбираться в тонкостях определения очередности, там царила форменная анархия. И скорее даже не анархия как не лишенная здравого смысла идеология, а тот махновско-тачаночно-горилочный бардак, который нам выдавали с детства за анархию. Это не могло закончиться ничем хорошим.

Так оно и вышло. Раскачивающаяся куча-мала в какой-то момент потеряла последние крохи способности к самоорганизации разумных существ, слетела с качелей, и они, уже пустые, сильно ударили одного мальчика по позвоночнику. Пришлось даже везти его в больницу делать рентген.

Проблему с качелями решать нужно было срочным порядком.

* * *
После того, как отшумели крики родственников участников происшествия со взаимными упреками и запрещениями и выяснилось, что, к счастью, ничего серьёзного для здоровья не случилось, Иван Александрович почертыхался напоследок и вернулся к работе.

Неприятное происшествие изрядно разозлило его. Однако, несмотря на испорченное настроение, он внутренне порадовался своей прозорливости. Отчертив внизу несколько свободных строк для проставления подписей ознакомленных с документом, он взял фломастер и крупными неровными буквами дописал-таки заголовок:

"Инструкция по пользованию качелями".

После чего сразу подобрел и пошел на улицу поиграть с Витей в милицейский сериал про собаку Мухтара. В конце концов, Витя был хоть и не в меру прилипчивым, но совсем неплохим мальчишкой, с которым иногда вполне можно поиграть во что-нибудь интересное обоим. Да и разница в возрасте в три года не столь уж велика, чтобы не вспоминать временами про свое детство.

© 2009 aleksvet